14:47 

сопли: Шомо

norish
по-моему, уже лучше, но все равно сыро

-Перестань! — поморщился Томо. — У меня от тебя голова сейчас начнет болеть, только этого мне не хватало!
-Эй, ну мне же скуууучно, — протянул второй мужчина, плотоядно улыбаясь и ловя зеркалом "солнечных зайчиков". — А ты так забавно морщишься.. И еще ты сам выбрал меня в сиделки, а я предупреждал, предупреждал-предупреждал, что это может закончиться для тебя еще одним переломом.
Томо лишь вздохнул. Он действительно сам попросил старшего Лето помочь ему в первое время, пока он сам не сможет вставать и скакать на костылях.
-Но ты же можешь развлекаться по-другому, а не пуская мне в глаза эти дурацкие лучи!
-Могу. Но тогда ты не морщишься, а это уже не так весело. — Расхохотался Шеннон, отведя, впрочем, зеркало. — Ты чего-нибудь хочешь?
-Угу... Расскажи что-нибудь, — попросил Томо, пытаясь устроиться удобнее.
-Например?
-Ну... Не знаю. Просто расскажи.
-Ну хорошо. Слушай. Жил-был один парень, лет этак тридцати с хвостиком. Чувак был крутым гитаристом в крутой группе. Однажды после концерта, когда энергия еще кипела, ребята решили погулять по ночному Буэнос-Айресу. Пресловутый гитарист, которого порядком достали тур и бессонные ночи, активно отказывался от прогулки, крича "отвалите" и отбиваясь подушкой. Но со-группники были настроены пошутить, и, повалив парня, потащили его к выходу из номера за руки и за ноги, предварительно заклеив скотчем рот, чтоб не пугал других обитателей, значит... — улыбаясь, Шеннон поглядывал на прикрывшего глаза Томо, на чьем лице тоже просматривалась еще не оформившаяся улыбка. — Первый лестничный пролет хорв.. тьфу ты, гитарист был паинькой, но после очередного "чирка" пятой точкой о ковер стал брыкаться и лягаться, стараясь заехать барабанщику, который держал его ноги, по яйцам... — слегка прищурившись от воспоминаний, Шеннон на минуту задумался, потирая штанину в области паха. Недовольное "ммммм" Томо вернуло его назад, заставив вздрогнуть. — В общем, парень, хоть и сильно похудел за время тура, был довольно сильным, потому после второго удара барабанщик сам выпустил его ноги, согнувшись от боли.. Перепуганный вокалист тоже отпустил руки бедняги, и тот, предоставленный самому себе, покатился по лестнице, размышляя, вероятно, о том, какие придурки его друзья. Нашли его со сломанной ногой и ссадинами на лице. Тот еще красавчик стал..
-Эй!
-А, ну да, прости, — засмеялся Лето. — Так или иначе, чувак оказался в больнице с гипсом на пол-ноги и с барабанщиком в роли сиделки. Такая вот история. Интересная?
Хорват не выдержал и захохотал вместе с другом, представив себя со стороны: основательно помятый лестницей и с заклеенным ртом, он должен был выглядеть колоритно... Внезапная боль ворвалась в его сознание, заставив забыть обо всем, кроме ноющей ноги.
Видимо, резкая смена гримасы на лице здорово испугала Шеннона, потому что он вскочил и побежал за медсестрой, которая вколола бы обезболивающее.
Пришедшая медсестра же, осмотрев бледного Томо, сказала "ближайшие часа три нельзя" и ушла.
Шеннон выглядел так, как будто был готов убить эту ни в чем не виноватую девушку.
-Могу я чем-нибудь помочь? — тихо-тихо.
Мужчина на кровати мучительно улыбнулся:
-Можешь. Иди сюда, положи руку мне на лоб.
-Для умирающего от боли ты говоришь слишком длинные фразы, — проворчал Шенн с деланной сварливостью, устраиваясь на кровати.
-А у твоей истории есть продолжение? — спросил Томо после продолжительного молчания.
Внимательно глядя в глаза вкусного шоколадного цвета, Лето спустил руку на скулу хорвату, поглаживая ее кончиками пальце:
-Его можно написать самим, как думаешь?
-Ммм..у тебя мозоли от палочек шершавые..
***
Забыв про ногу в гипсе и боль, съедающую эту самую ногу, мужчина с длинными темными волосами крутился, подстраиваясь под желания Шеннона. Большая ладонь барабанщика нежно, но уверенно обхватывала его член, вторая рука скользила по груди, одновременно удерживая, чтобы толкаемый сзади Томо не свалился с узкой больничной койки.
Вдох-выдох, вдох-выдох, и Томо почувствовал в себе тепло кончившего Шенна, который теперь осторожно выползал из-под него, стараясь не причинить боль.
-Шеннон..
-Чего? — довольно улыбнулся тот.
-Посмотри мне в глаза, — хорват с усилием выговаривал слова.
-Мм? — усевшись напротив, Лето с любопытством уставился на друга.
Улыбаясь, Томо провел пальцами дорожку от ключицы до тазовой кости, сильно выпиравшей у Шеннона... Теперь его внимательный взгляд скользил по лицу барабанщика.
-Шеннон, — повторил он. — Я говорил немного о другом продолжении, но... — неожиданной для человека со сломанной ногой прытью он приблизил к себе опешившего мужчину и поцеловал его, позволяя себе прижиматься к голому и потному телу Лето.
Тот, впрочем, недолго был "на вторых ролях" и скоро повалил хорвата на кровать, придавливая его своим мощным торсом. Рука, вновь овладевшая членом Томо, двигаль все быстрее и быстрее, и когда Шенн добрался до него ртом, мужчина был уже на пределе...
Томо кончил с громким стоном, вцепившись рукой в край кровати.
-Шеннон, — снова произнес он.
-Что?
-Я рад, что сломал эту чертову ногу, Шеннон.

@темы: писульки, слэш

URL
   

записки интроверта

главная