16:30 

True Gemini

norish
писалось в соавторстве со своей болью, но закончилось извечным хэппи эндом, ибо сил уже не осталось.
маленький высер на тему Джордж без Фреда. Жизнь после войны., рожденный многочасовым прослушиванием одной мелодии Rob Costlow - True Gemini
что-то вроде откровения Джорджа. или обращения к Фреду. или просто описание. не придерживалась никаких стилей, просто писала.

Это можно назвать "День и ночь в моей душе".
То взрываясь, то вновь утихая, моя боль словно тянет меня ко дну, а потом снова выталкивает. День - это когда боли нет, ночь - это минуты, часы и даже дни, когда меня буквально выворачиваает наизнанку.
Каждый раз, видя себя в зеркале, я вспоминаю тебя. Каждый раз, опустив взгляд на свои руки или ноги, я вспоминаю тебя. Тогда наступает ночь. Нас всегда было двое, с самого детства: "Эй вы, двое!", - кричала наша мать, когда мы прятали значок старосты Перси. "А, это вы, Уизли. Ну, и зачем, скажите мне, вы оба устроили спектакль на уроке Амбридж?", - вопрошала строгая МакГонагалл, стараясь скрыть одобрительную улыбку. " Уизли, вы оба наказаны. Сегодня в 8 отработка", - холодно цедил профессор Снейп. "Мистер Уизли, Вас там мистер Уизли зовет в основной зал..", - звала нас помощница в магазине.
Кричала. Вопрошала. Цедил. Звала. Все в прошедшем времени, потому что тебя больше нет.
День и ночь. Сейчас - день, потому что я вспоминаю все те проказы, за которые нас наказывали вместе. Вспоминаю наши бороды в тот день, когда мы попытались кинуть свои имена в Кубок. Как улетали из Хогвартса от взбешенной Амбридж. Как вместе задирали Рона.
Наказывали. Пытались. Улетали. Задирали. Снова прошедшее время, но снова вместе. Вместе. Больше этого не будет.
Ночь и день. Стоит услышать мамин плач или увидеть виноватые глаза Перси, наступает ночь. Она всегда длиннее. Она всегда съедает у меня столько сил, сколько я бы потратил на хороший матч по квиддичу. Иногда ночь следует за ночью, с коротким, очень коротким днем – до первого взгляда на себя. До первого судорожного вздоха мамы.
***
Сегодня 2 ноября, поздний вечер. Ровно полгода без тебя. Я сижу перед твоей могилой уже почти 10 часов, и у меня – день. Потому что я знаю, что ты меня видишь. Что ты со мной. Может быть, потешаешься сейчас надо мной, ибо я выгляжу помятым, наверное.
Стоит мне подняться на крыльцо… И меня накрывает ночь. Потому что я вижу, как прячут свои взгляды Рон и Перси, мама и папа. Только Джинни смотрит мне в глаза. Она улыбается мне, не радостно, но понимающе, и она, похоже, единственная, кто действительно понимает. Она очень, очень умная, наша малышка Джинни. Но сейчас ее улыбка меня не спасет, и Джинни это понимает, поскольку ее улыбка меркнет. Чуть заметно она мотает головой, словно говоря: «не надо».
Надо, Джинни, надо.
***
Я взрываюсь, изливая свою ночь на семью:
-Какого Мерлина вы, вы все, думаете, что я схожу с ума? Почему никто не смотрит мне в глаза? Почему, мама, скажи мне, почему ты плачешь, если видишь меня? Почему, папа, ты ни разу не подошел и не поговорил со мной? Почему, Перси, ты смотришь на меня так, словно я сейчас начну обвинять тебя в том, что не защитил Фреда, что ты виноват в его смерти? Почему, растопчи тебя гиппогриф, Рон, твоей смелости хватило уйти на поиски крестражей, но не хватает, чтобы зайти в нашу – не плачь, мама – в нашу комнату, а? Почему одна только Джинни, самая младшая здесь, оказалось самой понятливой? Почему я должен сносить смерть своего близнеца один?!
Мама снова плакала, конечно, но, кажется, уже оттого, что тоже поняла.
***
С того памятного вечера все стало понемногу налаживаться. Дни становились все длиннее и длиннее, ночи стали не такими убийственно выматывающими.
Я не сумасшедший. Я просто очень скучаю по тебе, Фредди.

@настроение: никакого

@темы: писульки

URL
Комментарии
2011-07-23 в 12:57 

ох....ты прости, мне и сказать-то нечего. боль и страдания в чистом виде. единственный фик, заставляющий плакать(
Дима

URL
   

записки интроверта

главная